Владимир БОНДАРЕНКО. ОЖИДАНИЯ И НАДЕЖДЫ. Краткие итоги 2017 литературного года

Автор: Владимир БОНДАРЕНКО | Рубрика: КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА | Просмотров: 678 | Дата: 2017-12-22 | Комментариев: 7

 

Владимир БОНДАРЕНКО

ОЖИДАНИЯ И НАДЕЖДЫ

Краткие итоги 2017 литературного года

 

Вот и уходит год столетия революции. Ничем особенно и не выделяющийся ни в жизни, ни в литературе. Разве что подчеркнутым внимание к документальной прозе, к нон-фикшн, что было наиболее заметно по результатам премии «Большой книги». Писатели, склонные к документалистике, критики, публицисты, такие как Лев Данилкин, Сергей Шаргунов, Захар Прилепин, Павел Басинский – вышли на первый план.

Впрочем, предпочли документалистику и видные мастера литературы: Станислав Куняев, Эдуард Лимонов, Юрий Поляков, Валерий Попов, Алексей Иванов…

В книжные магазины лучше не заходить:  все приличные книги затерялись на фоне массовой беллетристики, фэнтези, ужастиков и гламурной женской прозы.

Топ-книги 2017 года лучше не перечислять, все эти Екатерины Вильмонты, Михаилы Веллеры и Татьяны Устиновы пишут на таком уровне, что былые советские Шейнина и Шпановы рядом с ними кажутся классиками. Предпочитаю заходить в немногочисленные лавки элитарной литературы.

Из книг года выделю «Тобол» Алексея Иванова, «Взвод» Захара Прилепина, сатирический роман-памфлет «Русский камень» Александра Проханова, «Бог придет к тебе Сам» Владимира Личутина, «На кресах всходних» Михаила Попова, «Полёт совы» Михаила Тарковского.

Впервые вышел на русском языке роман писателя-революционера Виктора Сержа «Когда нет прощения»…

Но что нас ждет в 2018 году? Куда пойдет русская литература? Поразят ли чем-нибудь новым нас именитые писатели советской школы?

Вспомним, сто лет назад к 1918 году уже состоялся великий «Серебряный век», ждет ли нас нечто подобное?

Если отбросить поток массовой литературы, то мы заметим новое поколение писателей XXI века, определяющих современную русскую прозу. Поколение писателей, рожденных перестройкой и крушением великого Советского Союза: Дмитрий Новиков, Роман Сенчин, Александр Снегирев… Много разных и талантливых, но нет единого напора, который и породил «Серебряный век».

Может быть, это крушение державы – величайшая катастрофа конца ХХ века – и придавило активное развитие современной русской литературы? Нет новых идей, новых концепций. Исключив из конституции идеологию, мы ее исключили и из литературы, она стала как бы частным делом писателя.

У меня теплится надежда, что с новыми президентскими выборами 2018 года придут, наконец, и новые идеи в общество.  Писатель вновь будет востребован обществом. Литература переболеет документализмом и начнет вновь мечтать о грядущем, искать ярких героев своего времени.

К примеру, я очень надеюсь, что донецкий военный период  Захара Прилепина даст нам не только  его военные очерки, но и новый замечательный  роман с новыми донецкими героями. Появится и новый «Тихий Дон», и новое «Хождение по мукам».

Эту тягу к державной эпике заметили и известные писатели. К примеру, тот же Леонид Юзефович в недавнем интервью вдруг сказал, что пройдя все эти перестрочные искушения, его вновь потянуло к красным. К державности. И не связано ли с этим же движением к революционности последнее присуждение премии «Большой книги» Льву Данилкину за книгу о Ленине и Сергею Шаргунову за книгу о Валентине Катаеве?

Литература русская сегодня явно на обочине, она как бы никому не нужна. Но без неё не будет и никакого развития общества. Очень верно Юрий Поляков на недавнем совете по культуре  сказал Владимиру Путину,  что надо рассмотреть вопрос о создании фонда отечественной литературы, так как, по его мнению, литература "выпала из дружной семьи видов искусств".

По его мнению, такой фонд поможет "объединить талантливые силы, которые сейчас абсолютно разобщены". Кроме того, Поляков попросил президента вернуть писательское дело, находящееся в ведении министерства связи в ведение Минкультуры.

Вот на это возвращение писателям их важнейшего места в развитии общества я и надеюсь в будущем году. Талантливые писатели у нас есть, и не деньги им нужны или должности (хотя и то и другое не помешало бы), литературе надо вернуть её пророческую роль, её мессианскую функцию – “Глаголом жечь сердца людей”.