Александр БОБРОВ. А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ… О заседании Совета культуры при президенте

Автор: Александр БОБРОВ | Рубрика: ПУБЛИЦИСТИКА | Просмотров: 486 | Дата: 2017-12-22 | Комментариев: 2

 

Александр БОБРОВ

А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ…

О заседании Совета культуры при президенте

 

Все новости федеральных каналов о заседании в Кремле начинались с самого понятного и прикольного для телевизионщиков: с шутки Владимира Путина про то, как он сыграл двумя пальцами «Мурку», а пианист Денис Мацуев сразу разгадал исполнителя – «великого музыканта». Так президент отреагировал на «судьбоносное» предложение актёра Евгения Миронова упростить получение высоких званий народного артиста России. Если бы это было самой большой проблемой  в сфере культуры – можно было разделить игривое настроение председательствующего.

 

ВОПРОС К СОРАТНИКАМ

Со школьных лет для меня было загадкой: почему Николай Васильевич Гоголь вложил в уста Хлестакову загадочную фразу: «И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры... можете представить себе, тридцать пять… тысяч одних курьеров! Каково положение, я спрашиваю?». Положение – не изменилось нисколько! Почему эта магическая цифра взбредает в сознание, когда не знаешь, чего ответить? Так, Владимир Соловьёв на именной программе на ночном обсуждении только что прошедшего Совета по культуре при президенте спрашивает у Юрия Полякова – недавно утвержденного главы общественного совета при Минкультуры: «Сколько сегодня писателей в России?». Юрий Михайлович несколько растерялся и повторил слова Хлестакова: «Тысяч тридцать-тридцать пять». Нет, и половины не наберётся! Точной цифры никто не назовёт, потому что развал державы и действия подрывного объединения «Апрель» (в защиту Горбачёва – ха-ха!) привёл к расколу по политиканским и честолюбивым соображениям славного Союза писателей СССР.

Крупных осколка четыре: Союз писателей России, Союз российских писателей, Московская городская организация СП РФ (со своим правом приёма), Союз писателей Москвы. Общественно-любительские организации без традиций и отцов-основателей из недр общего Союза – всякие там Интернациональный Союз писателей, Российский Союз писателей 21 века – и считать не стоит. Подлинный один, с региональными организациями во всех субъектах – Союз писателей России, увы, не оформленный тогдашним руководством в смутные дни развала как законный правопреемник, а ведь даже Верховный Совет РФ советовал! Оттуда – все горести, свистопляски, тщетные попытки сохранить авторитет и имущество. Так вот, в этих организациях-наследницах около 14-15 тысяч членов – точнее никто не назовёт, потому что в Москве, например, полно литераторов, числящихся в двух союзах. К тому же, мы в Союзе писателей России пытаемся поднять планку приёма, а Союз российских писателей искусственно раздувает количество членов.

Интернет обошла заметка Виктора Белоусова из  Самары: «Вчера мне прислали по электронной почте предложение стать писателем. Я аж на стуле подпрыгнул от неожиданности! "Здравствуйте, Виктор Дмитриевич! Сообщаем Вам, что Секция поэзии РСП приняла решение рекомендовать Вашу кандидатуру в качестве кандидата в Российский союз писателей". Подпись – Ольга Рыбакова. Я очень удивился. Мне скоро исполнится 75 лет и, увы, я почти не пишу новых стихов. Вступать же ради "корочек" с фотографией глупо. Поэтому я поблагодарил Ольгу Рыбакову за предложение и отказался. Заглянул в интернет. Оказывается, сейчас существует много союзов писателей. Даже есть Российский союз профессиональных литераторов, союз драматургов…

Насколько мне известно, из них только Союз писателей России, как правопреемник СП СССР, мало-мальски финансируется из местных бюджетов; это зависит от воли губернаторов, городских мэров и проч.». Тут та же типичная и грустная ошибка про правопреемство, но по сути – верно. И разумные власти на местах это понимают. Хотя и альтернативные союзы урывают какое-то финансирование. Свистопляска продолжается… По идее, порядок должна навести Администрация президента (заместитель руководителя Сергей Кириенко сидел рядом с президентом и помалкивал), где создано управление по связям с общественными организациям и – внимание! – патриотическому воспитанию молодёжи. Можно ли его вести без литературы или по переводным любовным романам и макулатуре наших детектившиц? Ответ очевиден. А ещё совершенно не выполняет свою сплачивающую и направляющую роль государственная структура Роспечать, которая получает из бюджета немалые деньги.

Бескомпромиссная Лидия Сычева писала: «Странное дело: Роспечать под руководством Михаила Сеславинского и Владимира Григорьева неподвластна в нашей стране никому. Ну, кроме «центра силы», который точно находится не в Кремле, не на Старой площади и не на Лубянке. Кураторы, видимо, сидят в Куршавеле (не зря же Григорьев кавалер французского ордена «За заслуги», а журналисты часто замечали его на курорте) и в Госдепе: скандал с финансированием Роспечатью одиозного «Дождя», нетрадиционного «Эха Москвы» и прохоровского РБК-ТВ кончился ничем». А сколько прошло разоблачений и разборок по поводу финансирования избранных книг и издательских проектов. Того же института перевода! Ведь, по сути, нет контроля творческой и профессиональной общественности, который прежде осуществлял единый Союз писателей. При разрушении Союза писателей СССР либералы говорили: «Вами руководили из ЦК КПСС, один из писательских секретарей был смотрящим». Да, Юрий Верченко сидел в здании Союза писателей СССР и принимал участие в ежедневной работе творческой организации НА ВИДУ, с учётом писательского мнения и государственных интересов. А как сегодня решаются финансовые и идеологические вопросы? – кулуарно, среди своих, негласно! Вот и вся губительная разница.

Пытаюсь писать статьи и памфлеты навстречу 15 съезду Союза писателей России, где мы должны утвердить обмен писательских билетов и очистить ряды от случайных, творчески несостоятельных людей. Но что в масштабах России делать?

 

ДОЛЯ КУЛЬТУРЫ

Декабрьские заседания президентского Совета по культуре и искусству уже превратились в своеобразную традицию с элементами повторов и пережёвыванием нерешаемых проблем. Традиционно совет 2017 года начался с речи Владимира Путина, он и тут пошутил: «После праздника Дня чекиста не все собрались, я вижу. Кто-то еще отмечает. Мы отдельно с этими товарищами увидимся». Кстати, на день чекиста Путин общался с «Молодежкой ОНФ», где координатор этого направления – депутат Госдумы Сергей Боярский рассказал главе государства о всероссийском конкурсе «Образ будущего страны», в котором приняли участие более 10 000 человек: «Мы предложили ребятам поразмышлять над тем, какой будет Россия через 15-20 лет, какие ее ждут перемены в политической, социальной сфере, в здравоохранении, – рассказал активист и представил и статистику интересов молодого поколения России. «Тут статистика по темам, эта статистика должна заставить нас задуматься о том, что и как мы делаем, в какой сфере, – оценил Путин. – Ясно, что поскольку в основном в конкурсе принимали участие школьники и студенты, их больше всего интересует образование. Это хорошо и правильно, но жалко, что только 1% интересуется культурой, и на это мы должны обратить внимание», – подчеркнул президент. По его мнению, культура – «чрезвычайно важная сфера деятельности, одна из самых важных, потому что в этом мы сами, наша идентификация здесь, в нашей культуре». Ну, через день и состоялся разговор об этой, культурно говоря, идентификации.

Напомним, что ещё в декабре 2014-го появился многострадальный документ под названием «Основы государственной культурной политики», но работа над Законом о культуре практически остановилась. Президент сказал, что уже не раз обсуждалась возможность пересмотра отношения к культуре лишь как к отрасли социальной сферы, оказывающей определенного вида «услуги», и сейчас необходимо закрепить этот принцип в законодательстве, чтобы  серьезным образом обновить государственную гуманитарную политику. Кто же против? По-моему, прежде всего правительство самого Путина и партия большинства в Госдуме. Вот – главное подтверждение! Официозная «Российская газета» напечатала печальный материал о плачевном финансировании этой сферы: «Как сказано в "Государственном докладе о состоянии культуры в 2016 году", недавно опубликованном Министерством культуры РФ, бюджетное финансирование этой сферы неуклонно снижается. За два года, с 2014-й по 2016-й, объем средств, выделенных на культуру из федерального бюджета, сократился на 10 миллиардов рублей (с 97,8 миллиарда в 2014-м до 87,3 в 2016-м). Всего же из консолидированного бюджета РФ в 2016 году эта сфера получила около 423 миллиардов рублей, что соответствует примерно 0,5 процента ВВП».

Напомню, когда я защищался на кафедре культуры Академии общественных наук, критиканы советской власти твердили о «жалких 3% на культуру» из бюджета державы. А что ж теперь? Председатель Союза театральных деятелей Александр Калягин напомнил, что на культуру под разговоры о важности этой сферы выделяется… примерно 0,2% от консолидированного государственного бюджета, и если эти деньги заберут на другие направления, то «прибавки никто не почувствует, но культуру мы потеряем». Кроме того, он пожаловался на то, что «культуру выдавливают в рынок» и добавил, что в разработке закона обязательно должна принять участие Администрация президента – видимо, он помнил опыт разработки «Основ культурной политики», которая велась под надзором Кремля, но всё равно шла со скрипом. Да, ничтожная доля культуры!

Снова было высказано много верных претензий и предложений по решению наболевших проблем – от анекдотических законов и регламентов для творческих проектов до отсутствия разумной и контролируемой государственной поддержки. В частности, режиссёр Владимир Хотиненко горячо говорил о культурной политике госзаказа: «Шарахаются от слова «госзаказ», сейчас скажу «госзаказ» – прям ой-ёй-ёй! Во-первых, выдающийся фильм «Андрей Рублёв» – это был госзаказ, и ничего… Рембрандт работал всю жизнь на заказ, композиторы известные, Чайковский работал на заказ…». Ну, и Учитель со своей пустой «Матильдой» работал на заказ, и самому Хотиненко государственный телеканал фильм мелкого содержания «Демон революции» тоже заказывал. Чего ломиться в открытую дверь для избранных?  Другое дело, что эти «шедевры» плюс уродский «Троцкий» и составили все потуги кинематографа к 100-летию Великого Октября. Вот в чём провал – в самой государственной культурной политике.

С книгоизданием и литературной политикой дело обстоит ещё хуже. Только что президент подписал закон, препятствующий монополизму, но к книжному делу это почему-то не относится. «На рынке российского книгоиздания есть царь. И это – Олег Новиков», – так сказал о бизнесмене программный директор Института книги Александр Гаврилов. За последние годы Новиков, владелец крупнейшей компании "Эксмо", поглотил своего основного конкурента АСТ и в придачу еще несколько крупных издательств. После приобретения "Дрофы" с её учебной литературой в империи Новикова оказалась вся линейка книжной продукции, но ФАС признаков монополизма не видит, а Роскнига с несменяемыми руководителями вообще занимается своей премиально-выставочной тусовкой. Ровно два года назад, на таком же Совете, в завершение Года литературы, слово взял упомянутый Юрий Поляков: «Фактически на обочине Года литературы оказались союзы писателей. Конечно, здесь виноваты не только организаторы, но и сами союзы писателей, которые, как мы уже неоднократно говорили, находятся просто в стадии полураспада. И вопрос этот никак не решается, хотя вроде уже и давались поручения, несколько раз приступали к решению этого вопроса – помочь оздоровиться писательскому сообществу, хотя бы на правовом уровне. Мне кажется, этот вопрос давно назрел, и многие проблемы, в общем‑то, были решены, если бы всё‑таки книжное дело, а значит, и писательское сообщество, литературное сообщество, всё‑таки относились не к Министерству связи, а к Министерству культуры. Мы деятели культуры… Почтальон – хорошая профессия, но писатели не почтальоны. Почему мы в Министерстве связи столько лет, хотя говорено-переговорено об этом?..».

На что Путин просто удивился: «По поводу принадлежности к одному ведомству или к другому – я, честно говоря, даже и не знал. Мы пометили, если Министерство культуры поддержит…».  Ну, пометили – прошло два года, снова слово в парадном зале Кремля берёт Юрий Поляков – уже глава общественного совета при Минкультуры: «Мне кажется, было бы правильно подумать, и мы были бы благодарны, если бы вы поддержали, все-таки возродить издательство "Детская литература", потому что воспитывать писателей, которые работают для детей и юношества на базе Союза писателей, невозможно». При этом он снова говорит, что литературное сообщество в РФ разобщено и объединительная база – обещанный президентом Фонд поддержки отечественной литературы – так и не создана!  Путин согласился обсудить создание такого фонда: «Можно это сделать», – снова пообещал он, попросив представить письменно доводы о цели работы такого фонда. Но Поляков завершил: «Сегодня литература "выпала" из видов искусств. И издательское дело, и писатели оказались из-за этого, как ни странно, не в ведении Минкультуры, а Министерства связи. Конечно, литература соединяет сиюминутность и вечность, но все-таки не настолько, чтобы писатели числились по ведомству связи. Мы очень просим вас вернуться к вопросу, чтобы вернуть писателей, книжное дело, издательское, журнальное в Министерство культуры, где они всегда и находились», – опять попросил президента писатель. Два года прошло! – вот как неповоротлива государственно-чиновничья машина!

Однако наши писатели-либералы озабочены своими местечковыми проблемами. Те же два года назад телеведущий Александр Архангельский горячо говорил: «Хочу сказать, что плохая ситуация, как мне кажется, складывается вокруг библиотеки украинской литературы в Москве. Это единственная московская библиотека с ярко выраженным национальным лицом. И непосредственно в эти минуты уже завершился, не знаю, вопрос о продлении домашнего ареста для директора библиотеки. Телефоны мы на входе сдали, поэтому я не могу залезть в интернет, посмотреть, чем закончилось». Ох, какой оперативный и человеколюбивый! Напомню, библиотеку обвинили в хранении бандеровской литературы. Владимир Путин одним сравнением унял пыл нагнетателя «ужаса» от домашнего ареста: «Олеся Бузину взяли и убили без всяких разговоров, на улице расстреляли. И много таких случаев сейчас на Украине, в частности, и изъятие собственности православных храмов Московского патриархата. Хотя речь там идёт даже не о русских, а об украинцах, о православных людях, которые принадлежат к Московскому патриархату. Конечно, мы не должны брать худшие примеры...». Да и не берём: вон, как вольготно чувствуют себя на ТВ-каналах украинские и польские националисты!

Прошло два года и что же волнует сегодня больше всего члена высокого Совета – Архангельского? Конечно, судьба Кирилла Серебрянникова, чьи премьеры идут на сценах Гоголь-центра и Большого театра под причитания: расследование похоже на преследование. Всем бы такое «преследование» за миллионы без отчёта и с сожжёнными документами…

Нерадостное итоговое впечатление: собрались в красивом зале, пошутили, мило побеседовали, озвучили все, кроме Архангельского,  насущные и нерешённые проблемы, министр Мединский помалкивал, сидя с внимательным и потерянным лицом: как и кто всё это будет претворять в жизнь? Горькая доля культуры, включая Союз писателей, которая всё-таки остаётся могучей творческой, идеологической организацией, чей потенциал – сполна государством не используется.

 




Прикрепленные изображения