Анатолий БАЙБОРОДИН. ВЕЩЕЕ СЛОВО. К 75-летию поэта Анатолия Горбунова (1942- 2016)

Автор: Анатолий БАЙДОРОДИН | Рубрика: ЮБИЛЕЙНОЕ | Просмотров: 614 | Дата: 2017-12-17 | Комментариев: 3

 

Анатолий БАЙБОРОДИН

ВЕЩЕЕ СЛОВО

К 75-летию поэта Анатолия Горбунова (1942-2016)

 

Завершается семнадцатый год нынешнего столетия; земной поклон кремлёвским и губернским властям за щедрость, благодаря чему в Иркутской губернии, да и по всей России-матушке прошли юбилейные торжества, посвящённые Александру Вампилову и Валентину Распутину, талантливым писателям, уроженцам приангарских сел. По-христиански, усопшим душам потребны не суетные земные славословия, а молитвословия – упокой, Господи, души усопших раб Твоих… прости им вся согрешения вольныя и невольная, и даруй им Царствие небесное, – но то в горнем свете, в дольнем же в назидание потомкам необходимы и славословия в честь выдающихся русских писателей. Русских – проповедующих любовь к Вышнему и ближнему, восхищенно и сострадательно, по-сыновьи исповедально воспевающих русский народ. И слава Богу, что ныне славословия – в честь Валентина Распутина, талантливо запечатлевшего святость былых деревенских старух, а не в честь порочных сочинителей, даже и с ног до головы обвешанных богатыми премиями, что с дьявольским мастерством, словно слуги Антихриста, засевают смертные грехи в читательские души.

Но жаль, что власть, расщедрившись на сотни юбилейных мероприятий в честь знаменитых народных писателей, не выделила и ломаного гроша даже на тихий вечер памяти талантливого поэта Анатолия Горбунова, даже на тоненькую книжицу его стихов по случаю 75-летия со дня рождения. Впрочем, я убедился, что власть, и даже культурная, как и дурковатые книгочеи, обычно любят писателей не за слово, а за славу; к сему и власть, и прыткие критики, и ловкие издатели, и суетливые писатели-воспоминатели в лучах славы и руки греют. А поэт Анатолий Горбунов при жизни злата-серебра не скопил и славы не добыл в литературной брани, – не оценили поэтический дар братья-писатели; и когда в «Нашем современнике» посмертно узрели свет его последние стихи, главный редактор журнала Станислав Куняев, удивившись их вещей силе и красе, с огорчением признался, что недооценивал поэтический талант Анатолия Горбунова, хотя и не единожды лирика поэта являлась на страницах журнала.

Выгорев дотла в тяжких хворях, ушел из земного отечества в небесное поэт, воистину русский, воистину народный, Богом одаренный; и в январе 2017 года на сайте «Российский писатель» избранные стихи Анатолия Горбунова увидели свет и обрели посмертную славу в русском писательском мире. Жаль, что не читательском; но туда русским народным лишь чудом можно прошибиться… Стихи породили уйму восторженных писательских откликов, среди коих и впечатления писателей, близких поэту по духу и слову… Вот избранные:

* * *

«Читайте, дорогие друзья, эти мудрые, русские, пронзительные стихи. В них сквозит великая боль за русский народ, приближаются к душе удивительные стихотворные полотна сибирской природы, беснуется могучая стихия Байкала, чуется великая сила сибирской тайги. Чего стоит только одно стихотворение "Медведки"! Здесь и нежная любовь, и искромётные юмор, и радость жизни… Ах, какое не простое, порою горькое, порою радостное прочтение вам предстоит, дорогие словотворцы! Я вам завидую!!!». Владимир Скиф (Иркутск)

* * *

«Чистая, русская настоящая Поэзия... "Ой ты Родина – Спас на крови…" Такое не придумаешь – прожить надо!». Александр Кердан (Челябинск)

* * *

«Вот он, Север, во всём его многообразии! Давно о нём не читала подобное... За каждым словом, каждой строчкой, как за каждой болотной кочкой, за кустом голубицы и княженики – расплескалась любовь к этому суровому, но таинственному краю... и нет пронзительней этого неба, загадочней этих притихших рек... Вот что навеяли на меня эти полотна, написанные рукой поэта:

На божницах оттаяли свечки...

Серых изб лебедовая грусть,

В каждой ставенке, в каждом крылечке

Недобитая теплится Русь».
                                                      Екатерина Пионт (Тюмень)

* * *

«Распахнуто, искренне, самобытно, певуче и щемяще звучат стихи замечательного, самобытного сибирского поэта Анатолия Горбунова. Грустно и горько осознавать, что совсем недавно перестало биться ещё одно сердце славного творца русской глубинки! Светлая ему память! Но всегда с нами остаются помыслы и самые сокровенные мысли, чувства и переживания людей, одарённых свыше, людей, владеющих пером и умением донести до читателя свет своих стараний. Остаётся с нами и для нас, живущих, та родниковая русскость, щедрость образов, какая-то нежная неприкаянность и наивная вера в светлое, которая с добром разлита в том числе и по строкам Анатолия Горбунова. (…) Анатолий Горбунов, на мой взгляд, поэт ещё не познанный многими, не вычитанный, отсюда – не часто звучащий в упоминаниях о русской современной поэзии. (…) Сожалею, и буду сожалеть всегда, о том, что не донесла своего восторга до автора, когда он ещё ходил по нашей земле-матушке!.. (…) А это… это уже классика!

Детство, детство! Мальчик босый

Смотрит вдаль из-под руки:

Старый бакенщик на плёсах

Зажигает огоньки.

 

Едет вечер в таратайке.

Мошкара крапивой жжёт.

Пляшут девки на лужайке —

Хромка спуску не даёт.

 

Гармонист, остынь немножко!

Но катается гармонь,

Как горячая картошка,

Да с ладони на ладонь.

 

Эхо канет в небе алом.

Вслед за эхом от реки

Барабанит ночь по скалам

Тонкой ножкой кабарги.
 

Где-то чибис причитает

Над утопшею звездой…

Сторона моя речная

Ветра звон берестяной!

 

Ты во мне, как вдох и выдох.

Не скружу в лесах родных

На твоём раздолье вырос,

На ярушниках твоих.

 

С поклоном и памятью о русском поэте, Валентина». Валентина Ерофеева-Тверская (Омск)

* * *

«Второй день под обаянием стихов Анатолия Горбунова – сибирский самородок! Богатство языка, экспрессия, неиссякаемый народный юмор, ёмкость и лаконичность художественных образов завораживают. Изумительны его стихи, проникнутые торжеством жизни: «Тройка», «Медведки», «Кукушкины сапожки», «25 декабря. Деревня Никола», «Пасха», «Молодчинка». «Шуба» – просто шедевр нерукотворный! В стихах Горбунова обретают новую силу частушечные ритмы: 

Всё-то будет хорошо, 

Всё-то будет гладко! 

Ты молоденька ещё 

И целуешь сладко. 
 

А вот и романсовый мотив: 

На руках твоих древние перстни 

Отогрею дыханьем своим.

 

И, конечно же, Анатолий Горбунов – продолжатель классической русской традиции: 

С детства, мой друг, на раздольных покосах 

Родину мы познаём, 

Где до озноба настоян на грозах 

Каждый лесной водоём
 

Его поэзия подкупает отсутствием витийства, велеречивой пафосности. Только лаконичная констатация факта! Как метко сказано о подмене в нашей жизни понятий добра и зла!

И славит выше тучи 

Иуду – босота, 

Как будто изверг мучил 

Его, а не Христа. 
 

А вот стихотворение «Сельский вечер»: 

Курносые дети полей 

Катают зарю на салазках, 

Играют в солдат и царей 

И верят в красивые сказки. 

А нелюдь за их уже счёт 

Шампанское пьёт на Канарах… 

Но будущий мститель растёт 

И скоро напомнит о нарах! 
 

Никаких проклятий, стенаний, и вообще – мирный сельский вечер. Но в сам расклад вещей уже заложена бомба: безответные «дети полей» обобраны, а ведь когда-то они вырастут и всё поймут… «Российский алмаз» – такое только в Сибири можно написать, и здесь сибирская ментальность выступает как общерусская. Жаль, что Анатолий Константинович рано ушёл из жизни. Но его стихи прочно заняли место в русской поэзии и будут жить вместе с ней долгие века». Светлана Сырнева (Киров)

* * *

Очень горько от осознания того факта, что порой настоящих поэтов мы узнаем лишь тогда, когда они уходят... Судя по всему, Анатолий Горбунов никогда не стремился кого-то оттолкнуть на своем поэтическом пути, чтобы самому оказаться на виду. Но Слово, рано или поздно, все равно проявит душу и личность автора. 

По речной голубой круговерти 

Чертят грозные знаки стрижи. 

Деревенька готовится к смерти, 

Чистит ружья и точит ножи. 

 

За родимую землю сельчане 

Отдадут свою дорого жизнь. 

Сколько в древних молитвах печали! 

Сколько душ примет лунная высь! 
 

Пусть в этой "лунной выси" душа Поэта, наконец, успокоится. Хотя, вряд ли – ведь далеко не все спокойно на земле...». Анатолий Аврутин (Минск)

* * *

 «…я второй день нахожусь под впечатлением от прочитанного. Всё-таки Сибирь при всей трагичности судьбы русского народа хранит ещё в своих лучших представителях богатырскую силу духа и непобедимую силу слова. (…) Здесь приведено уже много блестящих примеров из его стихов. А мне хотелось бы процитировать всю подборку целиком, являющую в каждой строфе русский крестьянский, а значит, русский корневой характер, отшлифованный мастером, каждую блистательную по живописи и новизне рифму, незабываемые образы, горстями разбрасываемые автором по своим песням и притчам. Народно-непобедимую энергию, сродни солнечно-ядерной, сконцентрированную в его поэтическом сердце. Надо преодолеть печаль и радость собственной любви и тоски и узнавания родного в его ликовании, тоске и любви. И поразиться точности попадания в собственное сердце. Да, это национальная потеря – кончина русского национального поэта Анатолия Горбунова. (…) Его творчество подобно Сопротивлению Русской Души подлым вызовам последних времён. Светлая память и Царствие Небесное р.б. Анатолию!». Надежда Мирошниченко (Сыктывкар)

* * *

«…На фоне либеральной практики и теоретических воплей о том, что сегодня в поэзии нет фигур даже третьего ряда по сравнению с началом прошлого века, внезапно из глухой неизвестности возникают поэты, которых с полным правом можно назвать классиками русской литературы. (…) Мне кажется, что большой том стихотворений Анатолия Горбунова должен стоять на полке у каждого русского поэта и влюбленного в русскую лирику читателя. Эти стихи доступны подростку и взрослому, их звук и перемены картин притягивают твое внимание, и хочется узнать, чем же завершится поэтический сюжет. Занимательность и серьезность, глубина и простота речи, невероятная укорененность в родной почве – все это говорит нам о том, что перед нашими глазами как-то совсем по-живому движутся строки, рожденные громадным талантом». Вячеслав Лютый (Воронеж)

* * *

«Дорогой Вячеслав, как я рада, что вы не пропустили эту публикацию! К вопросу "о томе" – я тоже думала об этом. Но где ж его взять?! Мне кажется, что здесь мы имеем тот случай, когда Союз писателей России должен обратиться с открытым письмом, например, к министру культуры России с просьбой о помощи в издании этого тома, с включением его в школьные программы средней школы. А если, как это принято, министерство нас отфутболит, переслать и письмо и ответ президенту России. Т.к. здесь идёт речь о сохранении национального таланта для будущих поколений, свидетельств талантливого современника эпохи трагических перемен. Бог в помощь!». Надежда Мирошниченко (Сыктывкар)

* * *

«Мощная подборка стихотворений прекрасного русского поэта Анатолия Горбунова!». Игорь Тюленев (Пермь)

 

Размышляя об Анатолии Горбунове, талантливое народное слово которого при жизни не пробилось к родному народу, вспомнил я дневниковые записи Федора Абрамова, посвященные Борису Шергину, – Царствие Небесное рабам Божиим; вспомнил и узрел похожесть в их горьких творческих судьбах, хотя и не сопоставляя дарования, а тем паче духовные высоты, ибо, свыше одаренный горней мудростью, Борис Шергин восходил к святости юродивых Христа ради, коим на Руси возводили храмы. Но… слово Федору Абрамову, и ему Царствие Небесное:

«Впечатление (от Бориса Шергина. – А.Б.)побывал в 16-17 вв., а может быть, у... истоков… Темная изба. Темный коридор, пропахший кухней, помоями, уборной – в провинции такие, из которых никогда не выветривается запах... Отшельник в своем подвале, забытый, покинутый всеми... Писатели, которые клянутся в любви к русскому народу, не бывали. Похо­дил и на вещего сказочника… Искусство Шергина сродни иконе. Икона – в литературе. И сродни народному творчеству... Снял пальто на вешалке (речь идет о Централь­ном Доме литераторов. А.Б.), легко вбежал по легкой, в три ступеньки лестнице в портретный зал вестибюля, разбежался глазами. Глянул на одну афишу, на другую – цветастые, яркие, и вдруг на щите, неподалеку от стола де­журной, задержался глазом – больно уж убого. Увидел небольшой белый листок, исписанный черными письмен­ными буквами, сиротливый, нищенский, на фоне этого ве­ликолепия... Вчитался. Траурное объявление, возвещавшее о смерти члена СП с 1934 года Бориса Викторовича Шер­гина. И всё. Ни фотографии, ни обычного указания о дне похорон, панихиды. Шергин, Шергин... Кто такой?.. А может, это тот Шергин... Нет, нет, не может быть... О том же ведь рыдал бы сейчас весь Дом литераторов. Спраши­ваю у дежурной. Пожимает плечами, спрашиваю у одного-двух членов СП, сытых, раскормленных, с павлиньей важ­ностью прохаживающихся по вестибюлю, – тоже не слы­хивали про такого. Звоню Юре Галкину... Да, да, тот самый... Да, умер неповторимый волшебник слова, может быть, луч­ший писатель, живший в Москве. А Москва и не знала, что такой есть... Что мы за русские? Почему не щадим, все топчем свое? От богатства непомерного, от щедрости?..».

Ежели эдакий срам творился в рабоче-крестьянском царстве-государстве, то что уж говорить о нынешнем буржуазном, замешанном на басурманском чужебесии?! Прячущие копыта в башмаках, хвосты в штанинах, козлиным тенором подпевающие державному правителю, верховные жрецы российского искусства, лукавые и алчные, откровенные либо потаённые русоненавистники, в нынешнем веке похитрели: если в борзые девяностые травили русских писателей, всесветно славленых советской властью, то в нынешнем, изощренно мошенническом веке вопили: многая лета или: со святыми упокой… Ведали супостаты, век знаменитых деревенщиков отмерян, а народным писателям, в нуже и стуже бредущим вослед, дорогу перероют, и тогда уж лукавцам вольная воля – оседлают российское искусство. Но пока жив народ русский, живы будут и русские народные писатели, и, Бог даст, народ услышит их вещее слово, ибо святые старцы пророчили и грядущее величие Православному Русскому Царству.

 

 




Прикрепленные изображения